С долгожданным  визитом посетил г. Сосновый Бор «народный» тележурналист, автор и ведущий телепроектов, хорошо известных в Санкт-Петербурге и России. Многим знакомы такие популярные телепередачи Валерия Татарова, как  «Нужное подчеркнуть», «С красной строки»,  «Реакция», а так же документальные фильмы  «Верю в человека», «Восхождение в ноосферу», «Личный счет», «Приступить к исполнению», «Хочу ребенка от России», «Жили-были… и будем жить!».

Сегодня Валерий Татаров не работает на ТВ. Он работает с молодежью, преподает, занят созданием православных документальных проектов, параллельно ведет цикл программ о трезвости на христианском «Радио Мария».

Встреча была организованна православным молодежным клубом «Ковчег» и состоялась в узком, почти семейном кругу в Соборе иконы Божией Матери Неопалимая Купина. На встрече присутствовали: настоятель Собора протоиерей Стефан Витько, священнослужители, молодежь, а также гости, хорошо знакомые с работами журналиста. Уже больше года прошло, как Валерий Татаров оставил телевидение, однако его программы хорошо помнят телезрители. И потому, что они были яркими, честными, острыми, исповедальными. И потому, что подобных телепроектов с уходом Татарова на питерском ТВ практически нет.

 Сам же  Валерий Николаевич Татаров так пояснил нам причины своего ухода с телевидения:

– Поскольку в Петербурге мы имеем дело с чиновниками особого типа: «как бы чего не вышло», то я рад и удивлен, что, работая на «смольненском» канале, продержался там более двух лет. Это много в ситуации, когда всякое живое и смелое слово с экрана крайне нежелательно для власти. Когда был жив мой наставник и старший товарищ Олег Константинович Руднов, друживший с В.В. Путиным, моя журналистская судьба складывалась более благополучно. Хотя я и создавал проблемы своим работодателям. Но я так же приносил и рейтинги. На меня всегда жаловались либералы, ЛГБТ-активисты, «герои» разоблачительных сюжетов. Но начальству всегда удавалось меня защитить от нападок «поборников свободы слова». Меня обвиняли в самых разных «грехах». И в «клевете» и в «разжигании»… Я не раз был ответчиком в суде по искам  этих людей, но всякий раз выигрывал споры в судебном порядке. Другое дело – коллективные доносы. Этот жанр, оказалось, очень любят наши «рукопожатые». Незадолго до последнего закрытия коллективную жалобу на мои программы в Совет по правам человека при Президенте РФ подписали около 150 правозащитников. Среди них были и мои прежние сотрудники, те, кого я увольнял по профнепригодности. Их претензии сводились к тому, что им «не нравится» стилистика и темы моих программ. Особенно – касающихся ЛГБТ. Исходил многие инстанции и исписался жалобами на меня и запросами депутат ЗАКСа Борис Кролик, известный, как Вишневский. Ему не нравилось, как я подал в эфире его визит в американское консульство на встречу с послом Тэффтом. То есть, «заклятых друзей» я наплодил уйму. А поскольку городское начальство страшно нервничает, если кто-то где-то задевает острые темы и вступает в конфликты, то оно решило меня с экрана извести. Последней каплей в чаше терпения городского руководства и поставленного им директора телеканала «Санкт-Петербург», стареющего функционера был мой репортаж-расследование об организованной преступности  в аэропорту «Пулково». По материалам программы было возбуждено уголовное дело. Но вмешались очень влиятельные особы и был «нужный звонок».  Более подробно я рассказал об этом в интервью порталу «Русская Народная линия» (http://ruskline.ru/news_rl/2017/02/06/valerij_tatarov_ya_ne_vru_mne_vera_vrat_ne_pozvolyaet/)

- Валерий Николаевич, получается, что свободы слова у нас нет?

- Не все так просто. Свобода слова – не самоцель. А способ улучшения жизни обиженных несправедливостью людей. В прошлом году я имел честь беседовать с глазу на глаз с одним очень высокопоставленным начальником в Администрации Президента. Он как раз отвечает за СМИ в России. Так вот,  глядя мне в глаза, он чистосердечно признался, что сейчас время для страны такое, что ему «не нужны Татаровы, а нужны Малаховы». Это было честно. За что ему большое спасибо. Так  расстаешься с последними иллюзиями. Мне стало легко. Я вышел из здания на Старой площади, шел теплый сентябрьский дождь. Жизнь показалась мне еще более прекрасной. Свобода!... И я неожиданно  заскакал,  как молодой козел от того, что жизнь продолжается уже без иллюзий. Так закончилась моя юность. Ничего, что в 54. Лучше стареть как можно позже… Я-то думал, что то, что происходит на нашем ТВ, это – недоразумение. Оказалось – «ничего личного, только бизнес». Потому, что на дворе капитализм, потому, что рынок, потому, что все как-то зарабатывают деньги, в том числе и телевидение… И это главное его занятие. Какие уж там «души прекрасные порывы»!.. «Душить их – не передушить»… Эти прекрасные порывы… Но я верю, что все как-нибудь утрясется, а потом будет хорошо. Потом вспомнят про людей, про народ, деревню, верующих, про нашу истинную историю, про наши желания… И когда-нибудь все будет хорошо… «Не заботься о дне завтрашнем. Довольно забот и на сегодняшний день»

 – Может ли эта ситуация измениться?

– Думаю, должно произойти нечто чудесное или страшное, чтобы  у людей, называющих себя «слугами народа», проснулась озабоченность духовно-нравственным состоянием нашего общества.  Как оно было примерно 2 тысячи лет назад, когда Христа преследовали саддукеи и фарисеи, пытаясь закрыть ему рот навсегда,  – так все и происходит сейчас. Мы, конечно, не смеем уподобляться Христу. Но мы – христиане. И таков наш крест. И мы его по-прежнему несем и будем нести.

Никто не обещал нам хорошей жизни. Никому мы не нужны, кроме Бога.  И это открытие, которое я сделал тогда для себя совершенно неожиданно. Возможно, поздновато. Но для меня – в самый раз. И я стал свободнее. Теперь я остался один на один с Судьбой, без иллюзий и веры в «доброго дядю» (царя, начальника…) И это хорошо.  Нам же в детстве говорили, что все будет хорошо? Обязательно счастье будет впереди, еще при жизни. И хороших людей больше – так нам говорили. А выясняется, что некоторые такие вещи, которые приятны на слух – во-первых, их нужно постигать самому, а во-вторых, не все они верны. Родителей можно понять. У меня у самого – пятеро по лавкам. Родители хотят сказать своим детям, что мир прекрасен. И это правда, но они не могут сказать о том, что он прекрасен еще и трудностями, испытаниями. Что им будет трудно жить, и чтобы стать хорошим человеком, нужно очень постараться. Почти у каждого в жизни будет момент, когда тебе не просто предлагается выбрать между дорогой налево или направо, а когда ты не можешь сделать выбор без большого риска для собственной головы. Но и это не так страшно. Бывает, что на кону – благополучие твоих самых близких… Как поступить? Вот если вам такой ситуации не приходилось испытывать, то слава Богу!

В жизни – как  на войне. Стань подлецом, и ты выживешь. А выбери жизнь по совести и вере – погибни смертью храбрых. Это же выбор такой, знаете, не книжный… И когда мы говорим о том, что мы готовы, как в 41-ом году умереть за Родину, то надо отдавать себе отчет, насколько мы честны и на самом деле ли готовы. К тому, к чему были готовы наши родители и дедушки. Я не уверен, что большинство из тех, кто так говорит, так же и поступят…

 Не очень грустно, то, о чем я говорю? (смеется…) Но ведь мы же с вами любим родину? И ни за что не променяем ее, как бы туго не жилось?…Верно?

…Вот еду к вам и слушаю одно такое странное радио, где работают люди, которым Родина наша решительно не нравится. Радио, прямо скажем, поганенькое. Хотя бы тем, что там постоянно глумятся над верой русского народа. А значит – и над народом. Но я должен его слушать. Как у больного слушают пульс, чтобы определить его состояние, так и этот пульс подлости этого радио позволяет знать меру и глубину падения твоего современника. И видно, что этой меры нет. Нет ни одной подлости, которую человек не совершил бы за деньги.  Или из подлости. Но ведь и этих людей надо прощать. А как? Удивительно, как люди, живя в нашей стране и едя ее хлеб,  – работают против нее же. Никаких обязанностей, никакой благодарности. Это просто потрясающе. Я думал раньше, что это такой компромисс власти с людьми, которые ей недовольны. Очень похоже, что значительная часть самой власти поддерживает те вещи, о которых говорится на этом радио. Только так. Но это не «свобода слова». Иначе бы и у нас была бы возможность поставить на место клеветников России. И эта моя категоричность обусловлена контекстом, в котором я нахожусь. Мы все в этом контексте. На ТВ нет русского мира. Нет наших традиций, культуры, веры. И это делается намеренно. Со злым умыслом.  Если кому-то я могу показаться воинственным, то прошу прощения. Я не всегда такой. Но правда того требует.  Воинственным я могу быть среди своих, когда говорю о том, отчего душа болит.

Меня часто спрашивают, как я теперь живу. Из Москвы только что позвонил товарищ и говорит:

- Валера, а что случилось?

- Я говорю, мол,  да вот так, долго рассказывать. Нормально все.

- А на что ты живешь? Детей как кормишь?

- Не знаю. Добрые люди помогают. Ну, и  как-то Господь  посылает работу и копеечку.

- Слушай, ты как Кадыров говоришь!

- А как Кадыров говорит?

- Ну, когда его спросили, откуда у него столько денег, он сказал, мол, Аллах помогает…

- Ну, правильно. Ему - Аллах, нам – Бог помогает.

Если совсем серьезно, то вы замечали, что когда кончается все, то вдруг откуда-то что-то появляется? С неба буквально!..  Надо, чтобы все кончилось, по-настоящему, чтобы заначек не было и тогда появляется какой-нибудь кусочек хлеба…

– Чем же Вы сейчас занимаетесь?

Сейчас снимаю документальное кино. На заказ, то есть по просьбе. Еще задумал очень масштабный международный проект. Мне иногда аж самому страшно от того, что я задумал… Но, по-моему, получается. Знаете, у нас на Украине говорят, так с акцентом, что «загад не бувае богат». Ну, а мы же не суеверные с вами! Если с молитвой, да по благословению батюшки или даже архиепископа, то почему бы и нет?!  Слава Богу, прошлая жизнь и работа «догоняют»: люди помнят, верят и обращаются с предложениями … Вот так вот и живу! Да и детей еще растить надо как-то тоже.

Вот познакомился с отцом Антонием Дробыш, спасибо одному доброму человеку, которую звать Ирина Яковлевна Медведева. Она детский психолог, писатель и общественный деятель и как раз приехала в Питер и выступала на I-ом Форму православной молодежи в Библиотеке, прости Господи, имени Ельцина (смех в зале…). Называть так библиотеку – зачем? Можно подумать, что он был писатель или книголюб… Словом – собрались, с пол-тыщи человек. Место хорошее, Синод опять же. А православную молодежь нужно, во-первых, как-то видеть, спрашивать у нее, что она хочет и чем отличается от не православной молодежи. А то их назвали православными, а они не понимают, что это такое. Они знают акафисты, знают псалмы, правильно крестятся и вовремя, а что такое жить по православному они не знают. Не я так не про всех, не подумайте! Просто столкнулся с тем, что они не совсем понимают кто они такие. И с ними надо работать. Так возникло еще одно послушание для меня. Это – студенческая общегородская организация «Покров», которую окормляет отец Петр Мухин.

– Помоги Господь, Валерий Николаевич!

– А вообще мне очень интересно, часто ли вы собираетесь здесь? Кого вы здесь слушаете и зачем вам это нужно? В советское время мы на кухню ушли, потому что не было храмов, а сейчас мы по церковным общинам, по приходской жизни разбрелись. Это безусловно хорошо, но в общем-то мы отдельны от многих и многих людей, которые зная даже о том, что мы православные –удивляются и говорят о том, что вы вообще там делаете? Ну, кроме того, что молитесь… Что Вы еще делаете? И тогда приходится рассказывать такие вещи очевидные, а они смотрят круглыми глазами и не верят, что мы делами занимаемся, мир улучшаем... Наверное, завидуют…

Я думаю, что нельзя не завидовать людям, которые тратят свое свободное время не для денег, а для чего-то другого. У нас же все сейчас собираются… Вот все рестораны заполнены, кафе. Вот прислушайтесь, все же говорят о деньгах. Не знаю, может у меня одного уши такие большие, но все говорят о том какой контракт, проект подписать, о счетах и о переводах. Особенно когда в «Сапсане» едешь, гул стоит похожий на гром от разговоров по телефону. Причем, без всякого приличия, люди говорят. Прям орут, а не говорят про то, что приходные ордера, товарные вагоны, банковские проводки…Посчитать,  завернуть, свести дебет, дать кредит, накладные подписать… Орут громко так… О том, как они делают деньги. И весь «Сапсан» так, весь вагон. И так всю жизнь. Только про деньги. Жалко их. Мне кажется, они так от страха смерти бегут. А куда ты денешься? Они еще не пришли к пониманию того, что смерть застигнет каждого, и будет страшно, если ты не готов. Я в этом уверен. Нет людей, которые не бояться смерти.

Я недавно сделал для себя открытие о том, что страх Божий начинается там, где есть страх смерти. Казалось бы, страх смерти – это животный страх, но именно этот страх и есть начало страха Божьего. Когда ты понимаешь, что нужно жить по совести не потому, что это кому-то надо, а потому что спросится. И вот как живут эти люди без Бога я не знаю. Как они спасаются от этого страха смерти? Или они думают, что после смерти  все и кончится? В общем, я этих людей не понимаю… Когда, например, нет в доме икон, как и кто напоминает тебе о страхе Господнем, о Том Свете?

Вот и наш с вами разговор начат с молитвы. И я вижу по глазам, что вы меня понимаете. А когда говоришь в аудитории светской, то на тебя смотрят так, будто за твоей спиной стоят… санитары. То есть, они думают: либо я придуриваюсь, либо я сумасшедший, или чего-то не договариваю про страшную тайну. И  тогда они вообще не понимают и говорят: «Какой-то странный человек пришел к нам –этот Татаров… Наверное, правильно сделали что его выгнали с телевидения!..» (смеется…)

Знаю точно, что меня разные люди давно просили «закрыть». И вот именно при нашем православном Георгии Сергеевиче это произошло. Причем, насколько я понял со слов руководителя канала «Санкт-Петербург» Петрова, губернатор сам принимал участие в этом вопросе. И это странно. Почему я при комсомольской руководительнице Валентине Ивановне Матвиенко – атеистке и прожженной чиновнице относительно спокойно работал на ТВ, а при человеке, знающем не понаслышке об афонских чудесах,  я не могу сказать православным зрителям о нашей православной жизни? Я бы спросил, но не хочу его смущать, потому что ему ответить будет нечего…

– И все-таки печально, что вы ушли! – высказал свое мнение отец Стефан Витько.

– Ну что я могу сказать, давайте, батюшка, печалиться вместе…

– А почему бы нам не создать православный медиа-проект и его продвигать? Сделать православный государственный канал. Есть же у нас на телевидении канал «Культура»!

– А вы знаете, что этот канал «специально про культуру» - очень хитрая задумка… Знаете это когда не говорят в слух, но делают втихаря свое дело. То есть культура там возможна, а на остальных каналах, значит,  не обязательна! Матерная брань, похабень, феня, феня, убийства, насилие, криминал, порнография – все можно!..Ну, раз есть канал «Культура», то на остальных каналах все можно.  Нам же как говорят, вы вот там у себя в церкви верьте, а тут у нас не надо, ни верующих, ни жизнь за други своя, крестных ходов, ни дискуссий никаких… Да что я вам это говорю, вы и так все сами знаете. Но одно дело просто знать, а другое дело чувствовать это, понимать и жить с этим. Я бы хотел, чтобы нас узнавали не по тому, как мы молимся, а потому как мы живем! Это очень важная мысль!

– Скажите пожалуйста, а какие потери в ходе информационной войны понесла молодежь?

–В чем главный фокус телевидения? Казалось бы, оно отнимает у нас только время. Часто – на ерунду. Мы не живем – мы смотрим в «ящик». Но телевидение еще  формирует образы этого мира. Это очень важно. Образы того, что прилично. Что допустимо. «Раз это показывают по телевизору, значит это хорошо». Так думает неискушенный телезритель. Но образы-то ужасные! Оказывается, образы – это не просто то, что мы видим на экране и потом копируем и переносим в жизнь. Образы влияют на подсознание. На то, что мы не можем контролировать. Это значит, что мы начинаем любить то, что надо ненавидеть. И ненавидим то, что надо любить. Так устроено подсознание.

Есть поговорка: «Если человеку долго говорить, что он - свинья, то он рано или поздно захрюкает». Кажется, смешно, мол, никогда человек не захрюкает – захрюкает! Еще как! Это – формула работы с подсознанием с помощью образов.  Ведь в народных поговорках вековая мудрость народа.  Вот почему человек захрюкает? Да потому что все вокруг хрюкают. Он же не может один не хрюкать. Телевидение нанесло вред именно образами, показало нам, как можно безнаказанно по свински жить. А если человеку говорить все время, что он – Божье создание, что он может еще при жизни увидеть Рай?... (смеется…)

Вы заметили, как женское курение стало почти поголовным? Антиматеринство! Это как эпидемия, как будто все заражены. Абсолютная работа с подсознанием. Образ курящей женщины шагнул с экранов. Любимая актриса, героиня, певица в ролике курит. Значит, курят и ее поклонницы. Все просто. Тоже самое с татуировками. Например, тебе нравится песня. В молодости музыка имеет решающее значение для формирования образов этого мира. И вот ты услышал по радио, а когда посмотрел клип – там все исполнители этой песни – татуированные. И теперь ты уже хочешь так же, как они,  сделать татуировку потому, что ему песня понравилась. Но молодой человек не отдает себе отчет, что между песней и татуировкой есть прямая связь. Это очень хитрая наука. Называется она манипуляция людьми.

Вот это главное, чем занимается наше с вами телевидение. Но те, кто руководит телевидением, или не знают обо всем этом в силу непросвещенности, или не заморачиваются тем, что они вредят целым поколениям. Они же «нормальные люди», «плохого не хотят», они себя уважают. Для них ТВ - это просто зарабатывание денег. Как и с какими способами зарабатывать деньги, им не важно, лишь бы зарабатывать. Телевидение не хочет сделать нас лучше, оно хочет на нас заработать. Стоит ли нам их винить в этом? Да нет, люди как люди, но нормальное государство должно быть на страже и все негативное, льющееся на нас с экранов фильтровать.

– Как же нам жить в таких условиях?

Господь сказал: «Быть простыми как голуби и мудрыми как змии». Нужно оторвать себя от диванов и начать интересоваться тем, что вокруг нас происходит. Мы стали ленивыми. Когда я слышу разговоры про ленивый народ, то вынужден соглашаться. У нас даже за деньги зад не хотят отрывать от дивана.  И телевидение у нас ровно такое, каким хотят его видеть телезрители. Когда-то мудрая Фаина Раневская сказала, что раньше только артисты халтурили на сцене, а теперь и зрители халтурят.

Я рад, что меня закрыли. Нечего там делать на этом телевидении. А если зритель не печалится и не зовет тебя обратно – тем более не надо.

А теперь вот столько новых дел. И я для них свободен. Так что, все происходит промыслительно.  Если просишь у Господа чего-нибудь, то получаешь совсем не того, чего просил, а то что тебе на самом деле надо. А отличить одно от другого это уже и есть мудрость. А в 55 лет надо уже мудреть…

– Валерий Николаевич, в настоящее время телевидение устаревает, а интернет уже давно замещает освободившееся пространство. Вот получается, что те же самые образы теперь мы черпаем из интернета, а это куда хуже и разрушительней. Что Вы думаете об этом?

– Это важный вопрос. Вот я так скажу – телевизор просуществует еще долго. В доме нужны окна. Вот что мы делаем первым делом утром? Смотрим в окно. Так и телевизор – это окно в мир. Кроме того, если задуматься, в чем его притягательность? Это суррогатная возможность быть здесь и сейчас везде где тебе хочется. Быть там, где нас нет, и никогда быть не могло. Это и привлекает. Для чего мы ходим в кинотеатр, имея домашние кинотеатры,  прекрасные огромные экраны и объемный звук? Нам нужна возможность коллективного сопереживания. Это то, за чем мы туда идем. Это не наш выбор, а выбор нашего подсознания, которое хочет вместе с другими людьми посидеть, попереживать вместе эмоции. Заметьте, что несмотря на то, что телевидение все больше устаревает и начинает отставать от интернета, мы все равно в Новый год, без пяти до полуночи его включим! Правда же? Для того, чтобы увидеть и услышать, то что нам там скажет президент, может, что-нибудь новое, а мы пропустим… И под это дело откроем обязательно шампанское… Кстати, а почему? Нас к этому специально приучили. Весь Советский Союз. Чтобы советское шампанское продавалось успешно. Традицию связали с Новым годом. Мол, знай наших – вся страна пьет элитный напиток.  Это такая классная разводка и на алкоголизм, и на продажу отечественного шампанского. Я могу очень долго об этом говорить ведь это моя любимая тема... Что я этим хочу сказать? Нация должна иметь поводы и места для объединения. И это место – телевидение.

А по поводу интернета меня недавно очень удивили в Роскомнадзоре, руководитель – Сан Саныч Жаров, я был у него в гостях, сказал мне, что у нас есть вся статистика того, зачем люди в России ходят в интернет. Я вас огорчу сейчас… Так вот, господа хорошие, люди ходят в интернет на 87 процентов, чтобы посмотреть либо порнографию, либо то, что с этим связано. Это такая статистика из первых уст, заставляющая задуматься...

Подчеркну, что интернет – это вещь интимная. Интернет индивидуален, а телевидение имеет свойство объединять миллионы. Так что, оно еще поживет именно в этом качестве.  Другое дело, что телевидение, как бы мы его не ругали заслуженно, оно в таком виде устарело, оно не несет новых идей…

Ну, например, если вы задумаетесь над словом новость. Новость – это новая весть. Мы эти новые вести хотим услышать, а нам пережевывают одно и тоже. Например, вот последний трагический случай с авиакатастрофой под Домодедово Ту-168. Зачем нам так подробно нужно знать о том, что случилось с этим несчастным самолетом? На всех каналах, изо всех информационных ресурсов … Зачем? Испуганной расстроенной нацией легче управлять! Пережевывание, смакование катастроф только для этого, а не для того чтобы нас вразумить или предупредить. Вы что думаете, что кто-то меньше будет летать на самолетах этой серии? Или кто-то будет пред посадкой спрашивать: «А вы проверили систему обледенения?». Будут так же жить, так же летать, так же разбиваться, но будут более испуганными. А испуганными людьми легче управлять. Это элементарный закон психологии. Это делается, я уверяю вас, намеренно.

- И кто же или что может этому помешать?

Телевидение – часть огромной машины по управлению людьми и деньгами. Руководят им удобные для этой машины люди. И теми, кто ими руководят, тоже руководят. Все друг за друга – это пирамида, на вершине которой нет Бога. А когда у нас на политическом Олимпе окажется человек верующий, который никого, кроме Бога, не боится? Вот тогда людей будут не пугать, сбивая в стадо, а развивать духовно, развивая и востребуя их таланты. Так и в случае ожидания чего-либо. Если человек и народ готов к чему-то, то это непременно с ним произойдет.

– Чтобы вы пожелали нам, Валерий Николаевич, особенно молодым людям, которых еще иногда сотрясает от того, что видят и слышат противоречия вокруг церкви и в самой церкви? Ведь у Вас столько опыта, столько вы видели и знаете…

– Я хочу вам пожелать, молодым, в любые минуты жизни оставаться настоящими хорошими людьми и стать похожими на детей. Вспоминайте чаще свои счастливые моменты из детства, когда вы были простыми и счастливыми, когда было беспричинное счастье. И завтрашний день не был страшен. Все было светло и интересно. Родители рядом и Родина твоя под тобой. Мир казался настолько счастливым, безопасным и интересным, что мы ощущали Мир в душе. Так же? Мы испытывали настоящее счастье, беспричинное, безусловное и обязательное, которое мы сейчас потеряли. Желаю вам ощущения этого детского счастья в себе. «Будьте как дети». Вспоминайте себя в детстве, тогда мы были лучше, тогда мы были ближе к Богу, а теперь отдалились от него заботами о хлебе, погоне за правдой и справедливостью…